Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

Чтение на выходные: Мария Дэвана Хэдли, "Подвижное чудовище"

гейман-3

ВЕЧЕР ЧЕТВЕРГА КЛОНИЛСЯ К ЗАКАТУ, когда я встретила парня, оказавшегося коллекционером чудовищ.
Я и представить себе не могла, что мою жизнь сможет перевернуть кто-то входящий в двери бастардвилльской «Кремовой Мечты». С мечтой я простилась в семь лет, вместе с Санта-Клаусом, Пасхальным кроликом и Зубной феей. Все, что у меня осталось, — это сомнение.
И тут вдруг у меня на работе появляется Билли Бичем и меняет все.
Я работаю в магазине мороженого.
Вывеска его выглядит роскошно — две буквы как будто сошли с картин Нормана Рокуэлла, но всем здесь хорошо известно, что это худший магазин мороженого за всю мировую историю. Не то чтобы это мороженое было особенно плохим. Его доставляют в том же грузовике, что и любое другое мороженое в городе. Оно холодное. Оно не течет. Оно похоже на любое другое мороженое — не отличишь. Суть не в мороженом.
Суть в том, как я его продаю.
Как и работник любого другого магазина мороженого в городе, я одета в розовый халат и защитную маску, и я черпаю шарики мороженого специальной ложкой так, будто от этого зависит моя жизнь.
А потом я подаю мороженое и говорю:
— Всего вам плохого.
Туристов это до одури «радует». Они просят меня повторить это еще и еще раз, но, если они не заказывают еще чего-то, — это не входит в мои должностные обязанности.
В день, о котором идет речь, парень, о котором идет речь, подходит к моей стойке и заказывает ванильное мороженое, что мне уже не нравится. Потом он продолжает меня злить.
— Готов биться об заклад, у тебя красивая улыбка, — говорит он.
— Знаешь, сколько людей умерло в подобных попытках заигрывать со мной? — спрашиваю я и поправляю свою маску.
Ответ абсолютно никчемный:
— Достаточно одного. Похоже, ты только этого и хочешь.
— Я не хочу.
— Да ладно тебе, — говорит он. — У меня был просто чудовищный день — я провел его, охотясь в этом вашем дурацком лесу. И теперь мне просто позарез нужно увидеть улыбку симпатичной девушки. — Он смотрит на мой бейджик с именем: — Анджела. Я Билли Бичем. Я коллекционер чудовищ с...
— Всего вам плохого, — говорю ему я.
То есть я должна бы так сказать. Но на самом деле я не говорю «плохого». Я использую куда более крепкое слово, выходящее, как мы все знаем, за рамки приличия.
Но он тоже выходит за рамки.
Билли Бичем перегибается через пластиковую стойку и пытается меня поцеловать.
И оказывается лицом в ванночке с «Peppy Ripple» раньше, чем я успеваю сообразить, что сделала. Каждая девочка Бастардвилля во втором классе проходит курс самозащиты. До этого момента я как-то не догадывалась, что умение хватать за шею входит в список моих достоинств.
— Что значит — коллекционер чудовищ? — спрашиваю я, но он не отвечает.
Его лицо покрыто растаявшим мороженым. На верхушке его пробкового шлема — да, он носит пробковый шлем — застряла обсыпка. Он ухмыляется, слизывает мороженое с губ и выходит из «Кремовой Мечты», будто не сделал ничего такого.
— Здесь только одно Чудовище, — кричу я ему вслед. — И это Чудовище не представляет интереса для коллекционеров. Просто чтобы ты знал.
Это не моя вина.
Я делаю хорошее дело. Я пытаюсь его спасти.
Люди иногда поразительно глупы.
— Увидимся позже, Анджела, — бросает коллекционер через плечо.
Мой наставник, Фил, затаскивает меня в подсобку и говорит сердито:
— Нельзя грубить клиентам, Андреа. Бастардвилль — это семейный городок.
Фил не помнит моего имени, даром что он мой ровесник и знает меня с детского сада.
— Все маленькие городки семейные, Фил, — говорю я.
— Ты неприятный человек, — говорит Фил. — Тебя близко нельзя подпускать к мороженому! — Он выходит из подсобки и советует мне: — Оставайся здесь и подумай хорошенько о своем поведении. Возможно, ты выбрала не тот путь.
— Я не хочу быть приятным человеком, — говорю я Филу. — Это не приятное место.
Мой городок возник сотню лет назад как утопическая коммуна в прекрасном лесу.
С тех пор Лес стал гораздо меньше, нас стало гораздо больше, и вся утопия сдулась как воздушный шар. Люди осознали, что Лес уменьшается только тогда, когда мы стали городком вокруг лесочка размером квартал на квартал. Но, очевидно, к этому моменту мы кое-что поняли и остановились. Девять лет назад были выделены средства на привлечение туристов, и тогда мы переименовались в Бастардвилль. Вторым победителем соревнования стал Ужасноград, а третьим и минус двадцать первым по рейтингу стал просто Отстой. Нам не позволили дать своим городам матерные названия, мотивируя это тем, что карты доступны детям. Теперь нас посещают одинокие путешественники с рюкзаками и редкие японские отдыхающие. Некоторые из них решают остаться на пару дней. Некоторые из них остаются навсегда.
Чудовище тоже осталось.
Collapse )

Из писем конкурса «После Великой Победы». Ирина Макаревич: Моя послевоенная коммунальная жизнь

Благодарим всех, кто присылает на конкурс "После Великой Победы" свои рассказы. Напоминаем, что мы отбираем лучшие произведения. и сегодня мы хотим познакомить читателей с одним повествованием от Ирины Макаревич "Моя послевоенная коммуналка".

Ирина Макаревич: Моя послевоенная коммунальная жизнь


Collapse )