Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

Павел Басинский, "Бегство из рая"

толстой
Многое в настроении Толстого и в момент бегства, и до него, и потом объясняется еще и такой простой вещью, как деликатность. Творец, философ, «матерый человечище», Толстой по природе своей оставался старинным русским барином, в самом прекрасном смысле слова. В этот многосложный и, увы, давно утраченный душевный комплекс входили такие понятия, как моральная и физическая чистоплотность, невозможность лгать в глаза, злословить о человеке в его отсутствие, боязнь задеть чьи-то чувства неосторожным словом и просто быть чем-то неприятным для людей. В молодости, из-за необузданности ума и характера, Толстой много погрешил против этих врожденных и воспитанных в семье душевных качеств и сам страдал от этого. Но к старости, кроме благоприобретенных принципов любви и сострадания к людям, в нем все больше проявлялось неприятие гадкого, грязного, скандального.
На протяжении всего конфликта с женой Толстой был почти безупречен. Он ее жалел, пресекал любые попытки злословить на ее счет, даже когда знал справедливость этих слов.
Он подчинялся, насколько возможно и даже невозможно, ее требованиям, порой самым нелепым, терпеливо выносил все ее выходки, порой чудовищные, вроде шантажа самоубийством. Но в сердцевине этого поведения, которое удивляло и даже раздражало его сторонников, были не отвлеченные принципы, а натура старого барина, да просто прекрасного старика, который болезненно переживает любую ссору, раздор, скандал.
И вот этот старик тайно ночью совершает поступок, страшнее которого для его жены быть не может. Это даже не нож, о котором писала С.А. Это топор!
Поэтому самым сильным чувством, которое испытывал Толстой в каретном сарае, был страх. Страх, что жена проснется, выбежит из дома и застигнет его на чемодане, возле все еще не готового экипажа… И –не избежать скандала, мучительной, душераздирающей сцены, которая станет crescendo того, что происходило в Ясной Поляне последнее время.
Он никогда не бежал от трудностей… В последние годы, напротив, благодарил Бога, когда Он посылал ему испытания. Со смиренным сердцем принимал любые «неприятности».
Радовался, когда его осуждали. Но сейчас он страстно хотел, чтобы его «миновала чаша сия».
Это было выше его сил.
Да, уход Толстого был проявлением не только силы, но и слабости. В этом он откровенно признался старенькой подруге и конфидентке Марии Александровне Шмидт, бывшей классной даме, уверовавшей в Толстого, как в нового Христа, самой искренней и последовательной «толстовке», жившей в избе в Овсянниках, в шести верстах. Толстой часто навещал ее во время конных прогулок, зная, что эти посещения не просто доставляют ей радость, но являются для нее смыслом жизни. Он советовался с ней по духовным вопросам и 26 октября, за два дня до ухода, рассказал о еще неокончательном решении уйти. Мария Александровна всплеснула руками:
– Душенька, Лев Николаевич! – сказала она. – Это слабость, это пройдет.
– Да, – ответил он, – это слабость.
Collapse )

Чтение на выходные: Нил Гейман, "Смерть и мёд" (Часть 2)

unnamed-51

Майкрофт при жизни держался подальше от людей — остался отшельником и в смерти. Итак, три человека и священник, который брата моего не знал и понятия не имел, что предает земле не просто человека, а всемогущую руку британского
правительства.
Четверо крепких мужчин держали веревки, опуская останки моего брата в глубины его вечного упокоения. Посмею сказать, они едва сдерживались, чтобы не проклинать вслух вес гроба. Каждому я дал по полкроны чаевых. Майкрофт умер в пятьдесят четыре, и когда гроб опускали в могилу, я буквально слышал, как он, шумно хрипя, говорит мне: “Разве это не преступление, достойное расследования?”
Акцент у чужака оказался не такой уж сильный, и, несмотря на ограниченный словарный запас, он пытался говорить на местном наречии или похожем на него. Обучался он быстро. Старый Гао откашлялся и сплюнул в пыль. Ничего не отвечал. Не хотелось ему вести чужака на холм, не испытывал он желания тревожить пчел. По опыту старый Гао знал: чем меньше беспокоишь пчел, тем лучше они себя ведут. А если они ужалят варвара, что тогда?
Волосы у чужака были серебристо-белыми и редкими, а нос — первый варварский нос, увиденный старым Гао, — громадным и крючковатым и напомнил старому Гао орлиный клюв. Цветом загоревшая кожа чужака не так уж и отличалась от кожи старого Гао, и ее прорезали глубокие морщины. Старый Гао сомневался, что в состоянии прочитать выражение лица варвара так же верно, как выражение лица нормального человека, но у него сложилось ощущение, что человек этот настроен очень серьезно и при этом, возможно, несчастен.
— Зачем это вам?
— Я изучаю пчел. Ваш брат говорит: здесь есть большие черные пчелы. Необычные пчелы.
Старый Гао пожал плечами, но поправлять чужака по части неточно указанного родства не стал. Чужак спросил, поел ли старый Гао, и когда тот ответил, что нет, попросил вдову Цань принести им супа и риса, а также чего-нибудь вкусненького, что найдется на кухне.
“Вкусненьким” оказалось тушеное блюдо из древесных грибов, овощей и крошечной прозрачной рыбешки размером чуть больше головастика. Мужчины ели молча. Когда закончили, чужак сказал:
— Я сочту за честь, если вы покажете мне своих пчел.
Старый Гао промолчал, но чужак щедро заплатил вдове Цань и закинул мешок на спину. Подождал и, когда старый Гао встал, отправился за ним. Варвар нес мешок, словно тот ничего не весил. Силен для своего возраста, решил старый Гао, и задумался, так ли сильны все остальные варвары.
— Откуда вы?
— Из Англии, — ответил чужак.

Collapse )

Чтение на выходные: Нил Гейман, "Смерть и мёд" (Часть 1)

unnamed-50
Долгие годы в этих краях не могли понять, что случилось с седовласым стариком, варваром, который пришел с огромным заплечным мешком. Некоторые говорили, что его убили, а потом убийцы вырыли яму на месте лачуги старого Гао, построенной высоко на склоне холма, в поисках запрятанных сокровищ, но не нашли ничего, кроме пепла и почерневших от копоти латунных лотков.
Это случилось уже после исчезновения самого старого Гао, но до того, как его сын вернулся из Лицзяна, чтобы приглядывать за ульями на горе.
«Это проблема, — написал Холмс в 1899 году, — апатия. И отсутствие интереса. А точнее, все стало очень уж легко. Когда раскрытие преступления — вызов, когда есть вероятность, что у тебя не получится. Что ж, в этом случае преступления удерживают твое внимание. Когда если каждое преступление раскрывается, да еще решение находится с легкостью, тогда раскрывать их нет никакого смысла. Смотрите: этого человека убили. Что ж, сие означает, что кто-то его убил. Его убили по одной из множества мелких причин: он кому-то мешал, или располагал чем-то нужным другому, или разозлил кого-то. Ну в чем тут вызов? Можно, конечно, читать дневные газеты и с удовлетворением констатировать, что преступления, ставящие полицию в тупик, я раскрываю, еще не дочитав заметку до конца. Преступления раскрываются слишком легко. Они исчезают. Зачем звать полицию и давать им все ответы на их загадки? Пусть это будет вызовом им, если не представляет интереса для меня. Я живу только для того, чтобы отвечать на вызовы».
Пчелы холмов, где ночуют облака, холмов таких высоких, что иногда их называли горами, жужжали в блеклом солнечном свете, перелетая от одного весеннего цветка, растущего на склоне, к другому. Старый Гао без удовольствия слушал их
жужжание. Его двоюродный брат, который жил в деревне на другой стороне долины, владел многими десятками ульев, и все они наполнялись медом даже в это время года. Медом, белым как снег. Старый Гао не верил, что вкус белого меда лучше, чем желтого или светло-коричневого, который давали его пчелы, хотя меда они давали немного, но его двоюродный брат продавал белый мед по цене в два раза больше той, которую выручал старый Гао за свой самый лучший мед.
Collapse )

Лекция Сергея Тармашева на фестивале Syfy Poehali Party в Москве

19 мая в музее Космонавтики на ВВЦ проходил научно-популярный фестиваль, на котором популярный писатель-фантаст издательства АСТ — Сергей Тармашев — читал лекцию по теме «Сценарии конца света», пытаясь донести до большой аудитории, что конец света возможен, но не в том виде, как это принято публично освещать в СМИ, на киноэкранах и в фантастической литературе. Особенно много вопросов в зале вызвала тема спасения в постапокалиптическом мире. Писатель, редкий мастер реалистичного описания постапокалипсиса, объяснил, что популярные среди любителей игр типа Сталкер или Fallout идеи спрятаться в бомбоубежище и вылезти лет через 50 неприменимы на практике. И спасение человечества не столь очевидно. Каждое свое утверждение автор подкреплял реальными научно-обоснованными доводами, а также шутками и наглядными примерами.

Лекция оказалась познавательной и вызвала огромный интерес в больших массах слушателей. Мы оцифровали запись лекции, а также подготовили стенограмму, с которой все желающие могут ознакомиться ниже.


Collapse )


Полностью лекцию и еще 40 минут ответов на вопросы слушателей можно прослушать на аудиозаписи.

Накануне объявленного дня «конца света» началось формирование авангардного отряда землян

Популярный писатель-фантаст Сергей Тармашев на фестивале Syfy Poehali Party в Москве представил экспертный доклад, посвященный анализу возможных сценариев глобальных катастроф.
Сценарии «конца света» уже реализуются на Земле. До тех пор, пока люди не придут к пониманию этого факта, точка невозврата может быть пройдена незаметно, и человечество окажется в безальтернативном положении. Растущая комфортность среды обитания вследствие бурного развития технологий снижает уровень автономности существования людей, и резкое изменение условий ареала обитания ставит их в беспомощное положение. Примеры, к счастью, не столь глобальных техногенных катастроф у всех перед глазами.

Среди основных сценариев апокалипсиса самый популярный — ядерная катастрофа, его обсуждению в диалоге с залом было посвящено больше всего время.

Помимо традиционных вопросов:
— о вероятности ядерной катастрофы в наши дни.
Сергей Тармашев: сегодня гораздо выше опасность спонтанной реакции индивидуума, имеющего доступ к ядерной кнопке, нежели осознанное принятие решения на уровне руководства государств вероятных противников.

— была ли ядерная катастрофа в прошлом?
Сергей Тармашев:
вполне возможно — за миллионы лет Земля «залечила» раны, и появилась новая цивилизация.

— что делать, если все же случится…
Сергей Тармашев:
не паниковать!

Collapse )