Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Альберт Санчес Пиньоль: "Барселона — это завод по производству барселонцев"

PIÑOL12©ferranforne2012OK

У меня назначена встреча с писателем Альбертом Санчесом Пиньолем; Мы сидим в баре «Canigó» на площади Революции и пьем кофе. За все те годы, что мы знаем друг друга, нас обоих поглощает любопытство, вызванное нашим городом – «местом, которое, кажется, не имеет конца». Альберт не рассказал бы вам ничего определенного об этом месте, как «чистокровный Барселонец». Однако так было до публикации «Victus», книги Пиньоля, в которой впервые местом действия является Барселона. Я спрашиваю его, почему именно Барселона? А он смотрит на меня с полуулыбкой:

Мои книги могли бы быть написаны в декорациях Болгарии или Турции, я никогда не отдавал предпочтение определенному пейзажу. Для меня всегда более важной была история, которую я хотел объяснить через место, в котором она произошла.

Ты имеешь в виду литературный город?

Именно такие определения раздажают меня своими глупостью, клише. Кроме Тираны* [прим.:столица Албании] всякое место на земле является литературным.

Так почему тебе понадобилось так много времени, чтобы включить Барселону в свое повествование?

Очень сложно узнать, почему писатели говорят об одних вещах, а не о других. Тема сама выбирает тебя, а не наоборот. «Victus» – книга, о которой я размышлял в течение двадцати лет, но оказалось, что говорить о своем городе куда сложнее, чем об острове или джунглях, которые, по сути, являются довольно метафорическими пейзажами.

Много раз я слышал, что тебя определяют как барселонца с ног до головы.
Collapse )

ДЕТИ ВОЙНЫ (Часть 2)

unnamed-10
Дети войны: как наши соседи ограбили воровку из детского сада, чтобы выжить

Издательство АСТ собирает воспоминания о Великой Отечественной войне. К семидесятой годовщине Победы мы выпустим книгу народных воспоминаний «Дети войны»: здесь будут истории тех, кто застал те страшные годы ребёнком. Если среди ваших знакомых, друзей, родственников есть люди, которые были в то время детьми, если они готовы рассказать современникам о своей жизни в военное время, мы будем рады получить ваши письма с воспоминаниями и фотографиями по адресу: mail@astrel.spb.ru с обязательной пометкой «Сборник “Дети войны”».

Мы продолжаем публиковать воспоминания, которые будут представлены в книге.
Читайте отрывок из письма человека, который пережил блокаду Ленинграда:

“...Во время бомбежек, даже еще во время сирены о начале обстрела, я с воплем «Тивога!» (это мое первое слово) закрывалась с головой одеялом. Еду иногда приносил нам папа, который воевал на Пулковских высотах. Он приносил котелок, куда сливал щи, которыми их кормили, а чтобы они не затухли, кидал туда соду.

Collapse )

Выбор редакции: Тимур Вермеш, "Он снова здесь"

вермеш
Первое утро в новом пристанище стало одним из самых напряженных в моей жизни, даже учитывая прошлые волнительные происшествия. Большое совещание в кинокомпании задерживалось, что оказалось мне на руку — я был не настолько заносчив, чтобы не видеть, сколь существенный объем знаний предстоит мне еще наверстать. Случай открыл для меня новый источник информации — телевизионный аппарат.
Форма этого прибора так изменилась после первых образцов 1936 года, что я его просто не узнал. Вначале мне пришло в в голову, что плоская темная плита в моей комнате является неким странным произведением искусства. Но потом из-за ее плоской формы я решил, что она предназначена для хранения рубашек ночью, чтоб не мялись, ведь в современном мире многое оказалось весьма непривычным вследствие новых открытий или же склонности к извращенному оформительству. К примеру, считается приличным вместо ванной комнаты встраивать постояльцу прямо в спальню какой-то сложный рукомойник, вдобавок ванна отсутствует, а душ в стеклянной кабине располагается почти что в жилом помещении. На протяжении многих недель я видел в этом признак непритязательности, даже бедности моего жилища, пока не узнал, что в нынешних архитектурных кругах это считается изобретательным и даже прогрессивным решением. Так что потребовалось особое стечение обстоятельств, чтобы привлечь мое внимание к телевизионному аппарату.
Я забыл повесить табличку на дверь комнаты, и потому уборщица вошла ко мне в тот момент, когда я как раз подравнивал около рукомойника усы. Я изумленно обернулся, а она извинилась, добавив, что вернется позже, но на выходе заметила рубашку, висящую поверх аппарата.
— С телевизором что-то не так? — спросила она и, прежде чем я успел ответить, взяла какую-то коробочку и включила аппарат.
На нем сразу возникла картинка, которую она множество раз поменяла, нажимая на кнопки коробочки.
— Все в порядке, — довольно объявила она, — а я уж думала…
И исчезла, разбудив мое любопытство.
Collapse )

Интервью с Жоэлем Диккером


Надо сказать, что я был очень удивлен этим городом. Я здесь впервые. И это очень высокотехнологичный город, очень привлекательный. Москва очень энергетический город, здесь можно гулять 1,5 часа, потом 3 часа, и видеть все больше и больше. Потому что город такой разный, он богатый архитектурно. Здесь особый свет. Здесь очень хорошо в начале весны.
Самая необыкновенная вещь в России – это размеры страны. Они поражают. Я из Швейцарии, это совсем крохотная страна, со всех сторон окруженная границами, горами, озерами. И если ты собираешься ехать куда-нибудь, обязательно столкнешься с ними, а в России ты едешь полдня в поезде – и ты все еще в России. Это немыслимо. Это особые впечатления, которые ты испытываешь. Окружающее может быть прекрасным или иногда не очень, но это то, что обогащает, влияет на писателя. Отличительная  вещь для России.Я провел достаточно времени в Москве, я счастлив быть здесь, открывать этот город,  здесь очень приятные и гостеприимные люди, в них много энтузиазма, активности. Я очень хотел бы вернуться сюда.
Collapse )

Из писем конкурса «После Великой Победы». Ирина Макаревич: Моя послевоенная коммунальная жизнь

Благодарим всех, кто присылает на конкурс "После Великой Победы" свои рассказы. Напоминаем, что мы отбираем лучшие произведения. и сегодня мы хотим познакомить читателей с одним повествованием от Ирины Макаревич "Моя послевоенная коммуналка".

Ирина Макаревич: Моя послевоенная коммунальная жизнь


Collapse )