Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Выбор редакции: Роберт Хьюз, "Рим"

рим

Глубоким переменам в Италии положил начало Наполеон, вторгшийся в северную часть страны в 1796 году. Наполеоновские идеи никогда не находили приверженцев среди неграмотного крестьянства, составлявшего большинство итальянского населения, которое, конечно же, не принимало участия в решении вопроса о выборе формы правления. Но Бонапарт мог бросить вызов власти короля и папства и не выглядеть при этом чужеземным захватчиком, хотя бы потому, что он был итальянских кровей или, по крайней мере, имел основания претендовать на это, так как его родная Корсика была итальянской территорией вплоть до того момента, без малого 30 годами ранее, когда Генуя продала ее Франции в 1768 году.
В те времена Рим ни в каком отношении нельзя было назвать политической “столицей” Италии, кроме того, что в нем располагалось папство. В политическом смысле столицы у Италии не было вовсе. Вся страна была искалечена так называемым кампанилизмом и распадалась на беспорядочное множество муниципалитетов, местных центров власти. Путешественник, спускавшийся по течению реки По, должен был преодолеть не менее 22 таможен, на каждой подвергаясь обыскам и поборам. Единой валюты не существовало: в Пьемонте в ходу были лиры, в Неаполе — дукаты, в Папской области — скудо, на Сицилии — унции.
Обменные курсы колебались, часто — по прихоти тех, кто заправлял таможнями и акцизными барьерами. Человек, сказавший о себе просто “sono italiano”, вызвал бы веселье или, скорее, непонимание: человек был римлянином, неаполитанцем, сицилийцем — не итальянцем. Ведь флорентийцы презирали венецианцев, которые, в свою очередь, не выносили неаполитанцев, а те не желали иметь ничего общего с жителями Абруцци, смотревшими свысока на сицилийцев; сицилийца же возмущало одно только предположение, что он может быть родом с материка по ту сторону Мессинского пролива.
Результатом было то, что, хотя крошечное меньшинство итальянских интеллектуалов и литераторов и было объединено между собой общими культурными связями — к примеру, все они чувствовали свою принадлежность к родине Данте или Микеланджело, — эта общность не касалась людей безграмотных или культурно индифферентных, составлявших большинство населения. Более того, для них огромную важность имели местные диалекты, которые были бесконечно разнообразны и чьи различия, в сущности, были залогом культурной разобщенности. Понятно поэтому, что “Кодекс Наполеона” — единая правовая система, которую завоеватель стремился установить в Италии, — хотя и нашел сторонников в лице малочисленных просвещенных итальянцев, мечтавших о хорошем, надежном правительстве, но встретил презрение со стороны
народных масс, которые не верили, что такое правительство может существовать. Кроме того, они защищали те хаотические и неумело составленные, но уже привычные им законы, которые регламентировали их гражданскую жизнь на тот момент.
Тем не менее Наполеон продолжал осуществлять свои планы. Получив контроль над завоеванной Италией, он низложил всех ее королей, кроме Сардинского и Сицилийского, поскольку эти королевства находились под защитой британского военно-морского флота и были способны отстоять свою независимость. Он твердо решил уничтожить власть крупных землевладельцев и католической церкви, которые, действуя совместно, оказывали наиболее упрямое сопротивление его правлению. К бессильному ужасу итальянских консерваторов, он выслал папу из Рима и принял на себя светскую власть Церкви, прекратив существование Папской области как политической единицы. Одним росчерком пера он уменьшил количество итальянских государств до трех: Пьемонта, Неаполя и его собственной завоеванной территории, включавшей в себя бывшую Папскую область, которую он переименовал в Цизальпинскую республику. Мало-помалу идеи французской революции начали овладевать Италией.
Collapse )

Юрий Петкевич - «с птицей на голове», со светом в сердце

Художника Юрия Петкевича называют наследником Марка Шагала и Анри Руссо, прозаик Петкевич, по мнению многих, единственный современный ученик и последователь Андрея Платонова. На самом деле его проза и живопись существуют нераздельно – одно невозможно без другого. Вчера в Доме Русского Зарубежья у публики и журналистов была возможность убедиться в истинности этого высказывания - Юрий Петкевич представил публике и прессе сборник рассказов «С птицей на голове», также состоялось открытие выставки картин автора. 
«Когда пишешь, вроде описываешь настоящие события, случаи произошедшие в твоей жизни, жизни друзей и знакомых, но все ненужное, бытовое отбрасываешь – не станешь же описывать как умываешься, допустим… И получается реальность, но другая какая-то - такая обобщенная, очень насыщенная»
В книге «С птицей на голове» собраны и наивные рассказы о счастье, и авангардисткая проза, и инфернальная история семьи первой половины ХХ века. Автор смотрит на мир глазами ребенка или блаженного, его мир населен странными людьми, которые воспринимают жизнь как «одну великолепную мелодию», и даже в опустошенной деревне все равно светит солнце и поют соловьи. 

Сборник иллюстрирован рисунками автора, на обложке картина «С птицей на голове». Презентацию Юрий Петкевич начал с описания случая, давшего название сначала рассказу, затем картине, а после и всей книге:

Collapse )