Издательство АСТ (ig_ast) wrote,
Издательство АСТ
ig_ast

Categories:

Юрий Петкевич - «с птицей на голове», со светом в сердце

Художника Юрия Петкевича называют наследником Марка Шагала и Анри Руссо, прозаик Петкевич, по мнению многих, единственный современный ученик и последователь Андрея Платонова. На самом деле его проза и живопись существуют нераздельно – одно невозможно без другого. Вчера в Доме Русского Зарубежья у публики и журналистов была возможность убедиться в истинности этого высказывания - Юрий Петкевич представил публике и прессе сборник рассказов «С птицей на голове», также состоялось открытие выставки картин автора. 
«Когда пишешь, вроде описываешь настоящие события, случаи произошедшие в твоей жизни, жизни друзей и знакомых, но все ненужное, бытовое отбрасываешь – не станешь же описывать как умываешься, допустим… И получается реальность, но другая какая-то - такая обобщенная, очень насыщенная»
В книге «С птицей на голове» собраны и наивные рассказы о счастье, и авангардисткая проза, и инфернальная история семьи первой половины ХХ века. Автор смотрит на мир глазами ребенка или блаженного, его мир населен странными людьми, которые воспринимают жизнь как «одну великолепную мелодию», и даже в опустошенной деревне все равно светит солнце и поют соловьи. 

Сборник иллюстрирован рисунками автора, на обложке картина «С птицей на голове». Презентацию Юрий Петкевич начал с описания случая, давшего название сначала рассказу, затем картине, а после и всей книге:



Юрий Петкевич: «Я тогда бывал на даче в поселке Правда. И собирался уже уезжать, сижу в электричке и вдруг вижу: по платформе идет женщина с птицей на голове. К руке веревочка привязана, тянется к лапке птицы, она не улетает, сидит спокойно. Я тогда подумал: ну надо же, женщина с птицей на голове. Она в мой вагон не вошла и я хорошенько её не разглядел. Прошло время, и вот снова еду из этого поселка, и входит снова она с птицей на голове, а этот раз в мой вагон. А лицо такое замечательное – простонародное, хорошее, деревенское. Она свечи продавала. 

Я потом картину написал многофигурную, и рассказ, а потом началась история с изданием книги и над названием долго думали, а Елена Даниловна [Шубина – зав.ред. «Современная проза» - прим.автора] сказала, что назвать нужно непременно «С птицей на голове» - по имени рассказа. Тогда я решил написать портрет той женщины из электрички, но много времени прошло, её лицо я подзабыл. И я подумал, что многие женщины и девушки могли бы быть вот так вот – с птицей на голове… и написал портрет с другой».

Автор стоит, чуть склонившись к микрофону, говорит не слишком складно, да и история в целом без сюжета; светлое помещение, слева солнце сквозь большие окна ярко подсвечивает его тонкую ломкую фигуру; а в зале – тишина, напоенная вниманием, - слушают, затаив дыхание. 

Его рассказы такие же: вроде бы и не происходит толком ничего, вроде бы и жизнь неприметная описана, но жизнь такая густая, словно мед тягучий с ложки стекает. При кажущейся бессюжетности, текст наполнен переживанием, эмоциями, мыслями; смыслами не всегда понятными, существующими вне текста, но почти осязаемыми на уровне чувств. Каждый рассказ проживается, проходит сквозь тебя, непременно оставляя некий привкус, отзвук, ускользающее ощущение, что вот-вот поймешь нечто важное. 

Юрий Петкевич: «Когда пишешь, вроде описываешь настоящие события, случаи произошедшие в твоей жизни, жизни друзей и знакомых, но все ненужное, бытовое отбрасываешь – не станешь же описывать как умываешься, допустим… И получается реальность, но другая какая-то - такая густая, обобщенная, очень насыщенная». 

Он действительно видит мир, тот самый, в котором живем мы все, как-то иначе, что-то другое для него на первый план выходит, бросается в глаза и становится очевидным. Всё, что рассказывал Юрий Петкевич: про женщину с птицей на голове; про свечение над людьми, которое не только на иконах существует, но и действительно иногда видно; про непостижимую человеческую сердцевину, где у каждого таится что-то тонкое, нежное, самое лучшее, которое должно «хоть как-нибудь жить», всё это - неотъемлемая часть нашего мира. Он знает об этой части реальности, чувствует её и отражает в своих полотнах и прозе, а нам можно к ней приблизиться через его работы. 

Ведь если приглядеться, если правильно настроиться, все мы… так или иначе с птицей на голове… 

Вчера было сказано много хороших, умных и теплых слов – в презентации участвовали друзья и коллеги Юрия Петкевича по литературному цеху. Хочется эти словами поделиться.

Юрий Петкевич: «Каждому человеку необходимо, чтобы в его душе, где-то в самой середине, было что-то такое тонкое, нежное, самое лучшее, чтобы оно там жило хоть как-нибудь»

Дана Хазанова, редактор сборника «С птицей на голове»: «Какими бы неприкаянными его герои не были, как бы они не мыкались, в сухом остатке всегда светлая грусть, именно светлая и никакая другая».

Павел Финн, мастер автора на Высших режиссерских курсах: «Многие называют Юру наследником Платонова, думаю, это не совсем верно. Есть, конечно, что-то общее в этом косноязычии, в этом постижении мира через косноязычие, но Юра абсолютно самобытен».
«Он был [когда поступил в мастерскую Павла Константиновича – прим. автора] такой странный, такой смешной и невероятно обаятельный. Боялся говорить по телефону-автомату, а на нашу собаку – бульдога не мог без смеха смотреть – он вообще не понимал что это такое и как оно живет в таком виде. Я всё время думал – он придуривается или он – ангел? Склоняюсь к тому, что ангел».

Олеся Фокина, друг автора, режиссер-документалист: «Он делает жизнь светлой и какой-то даже понятной в отдельные моменты. Как будто в прозрачной и теплой воде купаешься, общаясь с ним».

Павел Басинский, писатель, литературный критик: «Его проза – русская тихая и совершенно незлобивая, в ней нет никакой агрессии, даже эстетической».

Елена Холмогорова, писательница, зав.отделом прозы журнала «Знамя»: «Говорят, что его проза и живопись неразделимы. Я не совсем согласна. Думаю, Юра не писатель и не художник, он – музыкант. То, что он делает, – это не живопись и не проза, а музыка. 
Он живет в том же мире, что и все мы, но замечает то, что из-за суетности своей не видим мы: малину, проросшую сквозь доски в полу на деревенской кухне, теплоту родственных человеческих отношений, которая, как нам кажется, встречается редко, а на самом деле – гораздо чаще, чем мы думаем. Он всё это видит, чувствует и воспроизводит, и творчество его – это музыка жизни». 

Алексей Варламов, писатель: «Петкевич – сложнее, чем кажется. При всей его внешней «неотмирности» это человек, обладающий, бесспорно, очень зорким глазом и безошибочным чутьем, он очень тонко подмечает детали и умеет их точно описать».

Записала Ирина Циновская



Tags: книги, новинки, презентации
Subscribe

  • Синие чулки, ученые девы и проблемы образования

    Переводчица и составительница серии "Не только Скотленд-Ярд: частный сыск и частная жизнь" Александра Борисенко — об…

  • Follow us!

    Друзья, увы, наш блог в LiveJournal прекращает свою работу. Мы постараемся следить за вашими комментариями здесь, так что если у вас есть какие-то…

  • Перепись

    Друзья, давайте устроим перепись в комментариях! Не секрет, что популярность LiveJournal сегодня оставляет желать лучшего! Подскажите, интересно бы…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments