Издательство АСТ (ig_ast) wrote,
Издательство АСТ
ig_ast

Categories:

Мир АСТ: В гостях у редакции «Планета детства»

Эта редакция  в прямом смысле -  планета детства. Веселые автографы-рисунки, которые оставили на ее стенах такие именитые писатели, как Сергей Михалков, Виктор Чижиков, Сергей Козлов, Юз Алешковский, Тим Собакин, Лев Токмаков, Эдуард Тополь, Захар Прилепин; яркие, улыбающиеся обложки книг на стеллажах создают какое-то игровое, можно сказать, нерабочее настроение. Между тем, работа здесь кипит нешуточная. Каждый, кто побывал в редакции «Планета детства», легко убедится: детская литература  –  дело тонкое, сложное, кропотливое и очень ответственное. Недаром, про себя сотрудники редакции говорят: «Мы – бурлаки».

Интервью с редакторами «Планеты детства»

Бурлаки халтуру не лепят!

Беседуют:

Ольга Муравьева, главный редактор по детской литературе издательства «Астрель»

Светлана Младова, старший редактор

Галина Коненкина, заместитель главного редактора

Владимир Гуга, корреспондент пресс-службы


Корр.: В советские времена существовало знаменитое издательство «Малыш». Говорят, что редакция «Планета детства» - это, так сказать, ее прямое продолжение.  Вы  согласны с этим?

Ольга Муравьева:  Мы продолжаем традиции нормального государственного монополистического предприятия, как бы пафосно и старомодно это не звучало.  Потому что не быть  монополистом в детской литературе нельзя. Монополия необходима не потому, что мы хотим отстраниться от  какой-то конкурентной борьбы с другими издательствами,  а потому, что хотели бы мы или не хотели, но дело наше - подцензурное.  Дети не должны читать и видеть все подряд.  То, что они получают, надо фильтровать.  Конечно, в этом смысле,  мы – продолжатели традиций издательства «Малыш» и «Детская литература». Но не только. Вот, пожалуйста - книга 1978 года: редактор Коненкина Галина Сергеевна.  То есть, в то время, когда некоторые из присутствующих в этом кабинете  еще не родились, другие уже вовсю редактировали (смеется).

Корр.: А в каком году издательство  «Малыш» основано?

О. М.: Насколько мне известно, в начале была комната под названием «Росгизместпром». Это был наверно год пятьдесят шестой. В пятьдесят восьмом году «Росгизместпром» перерос в издательство «Детский мир». У нас есть книги в издательском архиве, на которых можно увидеть знак «Детский мир». А «Малыш» возник где-то в шестьдесят втором – шестьдесят третьем году. И пошло с этого момента суровое разграничение прав и обязанностей между двумя издательствами-монополистами - «Детской литературой» и «Малышом». Разграничение даже не по возрасту, а по типам изданий. У «Детгиза» были более обширные и большие возможности, а у «Малыша» были свои такие, я бы сказала, святые цели и задачи. Но в смысле возникновения и воспитания авторов и художников, как раз эти две школы были прекрасные. Они воспитали лучших художников. Их фамилии известны. Это – люди, с которыми мы вместе росли». 

Галина Коненкина: Был такой главный редактор Юрий Павлович Тимофеев. Он привлек в «Детский мир» и «Малыш» прекрасных авторов. Как в свое время ОБЕРЕУТы по приглашению С. Маршака «шли» в детскую литературу – Введенский, Хармс, Владимиров, Заболоцкий и прочие, так и авторы второй половины ХХ века – Генрих Сапгир, Виктор Драгунский, Юнна Мориц, Сергей Образцов, Алла Марченко, Василий Аксенов, Юз Алешковский, Натан Эйдельман и многие другие благодаря таким, как Юрий Тимофеев стали детскими писателями, потому что многих из них во взрослой литературе душили… душили.

О. М.: Некоторые «взрослые» писатели считают детскую литературу баловством. Пока не начинают писать для детей. Занятия детской литературой проясняют мысли, «выжимают воду» из произведений. Странное дело, но все, что можно сказать взрослым, можно сказать и детям, не боясь оказаться непонятым. Почти каждый уважающий себя писатель отметился в детской литературе. Поэты Роберт Рождественский, Евгений Рейн, Александр Кушнер, прозаики Вера Панова, Дмитрий Быков, Николай Климонтович, Эдуард Тополь, Ксения Драгунская и многие-многие другие выпустили хотя бы по одной детской книге.

Корр.:  А почему сейчас стали делать такие винтажные книжки, проще говоря, точные копии старых книг издательства «Малыш». Это проявление ностальгии? Или просто издавать нечего? Или вы идете по легкому пути?

Г. К. : Всегда наступает такой момент, когда очень хочется хорошего и настоящего. Сколько бы суррогата не выпускали, все равно хочется «производить качественный продукт».

Корр.: То есть, с того момента, как советское книгоиздание развалилось, ничего «качественного» не было?

О. М.: Сейчас достойных имен очень мало. Очень мало! Я об этом говорила неоднократно. Были крепкие писатели - мастера. И у мастеров были свои ученики. Воспитывался вкус, воспитывался почерк. И те, кого мы многие десятилетия считаем молодыми - уже бабушки и дедушки. Пятидесятилетние для нас еще молодые. Такие, как Андрей Усачев и Тим Собакин. Нет семинаров. Нет писателей, которые ведут семинары. Учить некому.

Светлана Младова: Да и учиться не очень хотят.

О. М.(с иронией):  Да, учиться не очень хотят. Все ведь очень просто. Кровь стала жиже, щи не такие кислые, трава серого цвета и солнце светит не так ярко.

Корр.: Но, вспомните, в Литинституте им. Горького долгие годы вел семинар детской литературы Сеф Роман Семенович…

О. М.:(с оживлением): Да! с Романом Семеновичем мы - старые друзья. А Сеф, в свою очередь, был близким другом Дональда Биссета, классика английской детской литературы. Однажды Роман Семенович позвонил мне из Лондона и сказал следующее: «Мы тут лежим на ковре, и Дональд читает мне свои сказки, хочешь послушать…» Вот такие непосредственные детские писатели. В сердце - они всегда дети.

Корр.: И все же, вернемся, к теме. Был знаменитый семинар Сефа в Литинституте. Каждый год в рамках Форума Молодых Писателей России в Липках работает семинар детской литературы под руководством Эдуарда Успенского. В Переделкино регулярно проходят семинары детских писателей. То есть, авторы - есть, учителя - есть. Неужели, так все «запущенно» с новыми именами?

С. М.: Нет, есть новые хорошие писатели. Например, Станислав Востоков. Он очень долго жил на острове Джерси, где заповедник Дарелла. Востоков очень хороший писатель. Но, может быть, ему надо еще расти. У нас он прошел совершенно незаметно. Мы с большим трудом смогли выпустить его книгу. Она, к сожалению, не «выстрелила».  

О.М.:  Востоков –  тоже не молодой. Ему под сорок, если не за сорок! Он выпустил несколько книг в разных издательствах, в том числе и в нашем. Из новых имен можно отметить стихи Галины Дядиной (ее прислал Андрей Усачев), Анны Игнатовой (рекомендовал Успенский), Анастасии Орловой (ученица Михаила Яснова). Их мы печатали в хрестоматиях, книгах для чтения. Список жидковат. Но все же. Кстати, Света у нас работает на конкурсе им. Сергея Михалкова. Я периодически у нее спрашиваю: а есть ли вообще сейчас люди талантливые?

С. М.:. Если честно, на конкурсе мне только один раз попалось такое, что я начала подпрыгивать на стуле и кричать «Ура! Ура! Ура! Наконец-то! Такой отличный текст! По-настоящему живой!»

О. М.  Правда, с чудовищным названием. Не будем произносить его вслух.

С. М.:  Этот  автор явно владеет писательскими навыками. Он знает, как строить диалоги, и знаком с прочими тонкостями. Но это было один раз. А я прочитала 50(!) рукописей. В основном – все чудовищно.

Г.К.:  Но хорошо, что люди продолжают писать, не теряют навыки.

С.М.:  Главная проблема заключается в том, что подростки, на которых рассчитано понравившееся мне произведение, читать его не будут. Вообще, не знаю, кто сейчас читает. У меня дочка – 23 года. Сейчас она читает все подряд, но в подростковом возрасте она бы это не стала читать. Потому что современным подросткам качественные книги кажутся скучными. Когда нет острой интриги, конфликта, приключений, загадки, когда нет Гарри Поттера, ребенок начинает зевать.

Корр.:  Вот Вы говорите, подростки не читают хорошие книги. Извините за вопрос ребром: а нужны ли, вообще, детские книги, когда вокруг столько всяких «гаджетов», диковинных носителей информации? Ребенку же гораздо интереснее компьютер, чем книга. Мы же в эпоху модернизации живем, в конце концов!

О.М.:  А вспомните, как сказал Владимир Владимирович: «Если звезды зажигают, значит это кому-нибудь нужно». Если детские книги продолжают существовать, значит, потребность в них есть. В восьмидесятом году я читала статью в каком-то профессиональном журнале по книжному делу, тогда еще не было ни «Книжного дела», ни «Книжного обозрения». Так вот, там было написано, что в 2000 году книга перестанет существовать как таковая. И мы тогда сидели и хохотали: «Двухтысячный год! Ха-ха! Когда это будет? Что это? Где это?! Где мы будем? Может, мы на Марс улетим к тому времени». Ну, вот, прошло тридцать лет. Да, электронная книга действительно появилась. А детская книга все равно жива. Более того, в коммерческом плане она значительно превосходит другие направления книжного бизнеса. Поэтому все издательства, которые мы знаем, переориентировались  на выпуск детской книги. Следовательно, сейчас очень важно удержать высокий уровень качества – авторы, художники, бумага.

С. М.: Мне кажется, книга все равно никуда не денется. Посудите сами, вкус воспитывается до 3-х лет.  Ребенок должен брать нормальную книжку и читать нормальный человеческий текст, который воспитывает русский язык и вкус. Тут файлами не обойдешься.

О. М.: Иначе говоря, если мама открывает не ту книжку и не тот текст, значит, воспитывается «не то». Мне кажется, многие не понимают  радости общения с ребенком, которое возможно до пяти лет. И хорошая книга стимулирует это общение. Многие мамаши до такой степени устали от кормления и прочих забот, что ощущают себя какими-то бидонами с молоком или коровами на лугу. У них другие цели и задачи. Им уже не до воспитывающих книг.  

Корр.: А какую книгу вы бы назвали своей гордостью, за которую вы бы сами себя медалью, например, наградили?

О.М.:  Нет. Я вообще не склонна вешать медали. Но  у меня есть медаль. Ее в свое время мне вручил этот, как его… Борис… Ельцин, что ли?

Г.К.: Борис Николаевич Ельцин.

О.М.: Точно! Потом я пришла с медалью на работу. Мы долго хохотали.

К. Г.: А потом подвергли Ольгу остракизму.

Корр.:  А за какие заслуги медаль?

О.М.: Да… За какой-то вклад. (Смеется).

К.Г.:  Но если серьезно, у нас были хорошие книжки. И не мало.

О.М.:  Скажу так: хороших авторов действительно очень много. За все время работы мы привлекли дичайшее количество авторов и художников абсолютно из разных сфер. У нас ведь работают и академики АН, которые ходят к Северному Полюсу, и маститые физики. Работают люди совершенно не из «нашей песочницы».  То, что мы привлекли к работе таких далеких от детской литературы людей, вот за это можно медаль повесить. Конечно, это - адский труд. Халтуру мы не лепим, графоманов у нас нет. Все профессионально. Авторы – профессионалы, художники – профессионалы. Пускай мне отвинчивает голову руководство издательства, наши авторы не все коммерческие, не все лаком покрытые. Мы с ними - одна большая семья. Мы все работаем над одним большим, хорошим делом. А так я могу перечислять авторов до утра. У вас памяти в диктофоне не хватит.

Еще мы работаем в связке с другими редакциями, взрослыми, и оттуда привлекаем авторов. И наоборот. Юрий Казаков, Михаил Липскеров, Людмила Улицкая, Людмила Петрушевская, Алла Марченко – это наши кадры тоже. То есть происходит живой «обмен» авторами. С кем-то мы «делимся», кто-то с нами «делится». С Юрием Казаковым мы и в «Малыше» работали. С Людмилой Улицкой мы, правда, не работали, поскольку она пришла в детскую литературу значительно позже. К сожалению, конечно, время многих уносит, Таких, как упомянутый Сеф Роман Семенович. Хороших авторов приходится завоевывать и отвоевывать.

К.Г.: Вообще, мы как бурлаки на Волге.

Корр.: Бурлаки – не бурлаки, а хорошее ощущение и удовлетворение должно у вас возникать от проделанной работы. Наверное,  впечатление от того, что вы делаете, компенсирует ваши душевные и физические вложения?

О.М.: У меня есть один знакомый, который смотрит на меня и говорит: «Муравьева, почему ты так хорошо выглядишь?» «Балда!- отвечаю ему, -  потому, что я читаю с утра до вечера всякую (нрзб)». (кабинет редакции сотрясает общий смех)

Понимаете, если для взрослой книги не очень важны эмоции, то для нашего дела - это очень важно. Поэтому  мы люди эмоциональные с позитивным восприятием жизни. А иначе это все скиснет.

И, все-таки, должна быть монополия на детскую книжку. Иногда смотришь на некоторые книги и понимаешь: это нельзя детям ни в руки давать, ни показывать. А во многих издательствах редактора, как такового, и нет. Для того, чтобы выучиться на редактора, даже в пределах редакции нужно, чтобы прошло 7 лет!  Мне кажется, детская литература – это самая важная на сегодняшний день область мировой литературы.


Tags: интервью, информация к сведению, рабочий момент
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments